Эльбрус: Воспоминания одного из трех

Предыстория и подготовка

 

(Главы без фотографий)

1.

***

Я сижу за деревянным столиком в японском ресторане, в чистой одежде и сухих ботинках. Вчера было двадцатипятилетие со дня моего рождения- это причина нахождения вокруг родных и близких людей. Через панорамные стекла виднеется в ночном освещении Кремль, Третьяковка, внизу приглушенно шумит многополосная дорога. В кружке передо мной зеленое бамбуковое пиво, а рядом безостановочно крутится «кайтен» — лента-конвейер, опоясывающая прямоугольником кучку азиатов-поваров, которые то и дело выставляют на нее свежеприготовленные блюда в миниатюрных блюдцах и пиалах. Над ними символично подвешен игрушечный паровоз с вагонами. Транспортер безостановочно катает на себе мисо-супы, роллы с микроскопической икрой, сашими из угря, горстки водорослей, разноцветные суши, а посетители снимают их, словно крошечный багаж с ленты в аэропорте, даже не вставая из-за столиков. Мой взгляд остекленел, сознание провалилось в неостывшие воспоминания: всего три дня назад, в полутора тысяч километров на юг от кайтена и бамбукового пива, я лежал посреди обледеневшего склона на высоте пяти километров и безнадежно задыхался, обнимаясь с крепко забитым в фирн ледорубом, без всякого ощущения как сил в теле, так и присутствия воли подняться, чтобы сделать несколько шагов выше в сторону уже, казалось бы, близких вершин, а затем повиснуть на палках, пытаясь надышаться.. Вдруг, меня стремительно возвращают в жизнь просьбой передать с кайтена непонятного вида блюдо.

Пробую зеленое пиво на вкус.. — похоже на дешевое пойло с красителем.

 

14 декабря 2013

Полночь.

Москва. Марьино. Квартира.

Я просто сидел перед монитором, когда мобильный затрясся на столе звонил Олег. Мы знакомы уже лет 7, вместе снимали самобытно придуманные творческие проекты и после внеплановопреждевременного завершения последнего в Санкт-Петербурге, не виделись уже больше года, созвонившись лишь единожды. Долгий разговор о жизни посреди ночи? — это наш разговор. Но Олег набирал мой номер для недолгой и конкретной беседы. После быстрого приветствия, звучит коронная фраза про неумение и нежелание искусственно интересоваться многими неинтересными вещами, которыми принято интересоваться в начале разговора, затем следует резкий и до удивления короткий вопрос: не хочу ли я подняться на Эльбрус?

Сразу мыслей в голове не возниклопросто тишина; первой стала — «где это территориально?», третья не успела придтинаступили лирические фантазии. Постреляв в Олега общими вопросами о локации горы, предположительных дате начала, сроках и затратах на поездку, договариваемся созвониться на следующий же день: мне нужно обсудить перспективу поездки с беременной женой, попробовать срочно устроить отпуск на работе.. После разговора меня потряхивает в восторге от нарисовавшегося приключения, будоражит предвкушением особенного события; волнение, кураж, опьянение — всё это романтика создания, оглушенного рождающейся мечтой, прелесть вдохновения, заведенного с кикстартера.. В их тени уже лежат проблемы, которые не удастся обойти позже, в деле, которые потянут вниз, причем с силой не меньшей, чем та, что сперва отрывает от земли.

 

2.

Быть или?..

Следующим утром на работу я не опаздывал- скорее бы обсудить с директором возможность отпуска. После переговоров я получаю добро на 10 дней отпуска за свой счет. Вечером того же дня, рассказываю жене о перспективе и получаю недоверчивый взгляд, но он исчезает, когда проясняется, что Эльбрус не находится в Гималаях, что его высота не близится к рекордным 9 тысячам и имя этой горы не Эверест. Теперь небольшое отступление: попытка моего восхождения на высочайшую вершину планеты была бы забавной даже на первый взгляд.. хотя нет, первый взгляд далекого от альпинизма человека будет наивен и мил: ну, высокая гора, ну, потрачу несколько десятков тысяч рублей на восхождение, ну возьму отпуск в полтора раза больше, ну побегаю месяц для подготовки.. Не тут то было. Никаких розовых пони и радуги вместо какашек: одни только ботинки для комфортного нахождения на такой высоте обошлись бы порядка 60.000 рублей, только минимальный срок экспедиции подобной сложности — около 60 дней, только разрешение в самый неблагоприятный для восхождения сезон (т.е. дешевое) обойдется от 6000$.. а полное снаряжение встанет примерно в 25000$ при командном восхождении (это не самый дорогой вариант), а сама экспедиция может затянуться и дней на 90 при недружелюбной погоде, а разрешение в самый сезон на 1 человека — 25000$. И при этих колоссальных тратах, вам не дают гарантий не только на успешное восхождение на 8848 метров даже в присутствии пары шерпов, тянущих ваш скарб на себе, обустраивающих палаточные лагери и готовящих еду, но и на возвращение обратно живым и целым. На этом единственное отступление, посвященное Эвересту, заканчивается — это отдельная большая тема, целый круговорот смысловых перерождений, связанный с нынешней лишь альпинизмом и первой буквой.

Когда стала ясной возможность осуществления восхождения, настала пора подумать о деталях поездки. Путь к возможности предприятия продолжался в светящихся мониторах внутри наших домов, в поисках множеств ответов о технике альпинизма, снаряжении, питании, самом Эльбрусе, маршрутов на нем и еще целых созвездий разрозненных вопросов. Согласие жены — есть, время на поездку — есть, какие потребуются траты, куда вообще ехать, на чем и сколько? Википедия вместе с сайтом РЖД развернуто мне отвечают: путь проложен железной дорогой в соседстве с автомагистралью от Москвы до Нальчика. Длинной в 1700км и длительностью в 34 часа. Обойдется это в 2000-2200 рублей (в зависимости от желания получить матрас, подушку и белье) за полку плацкарта и является оптимальным вариантом для недорогого путешествия, ведь автостопом будет бесплатно, но не известно, сколь долго, а самолетом в два-три раза дороже, зато за считанные часы.

По ночам мы списывались с Олегом и придавали будущему событию форму. Самым неясным был вопрос обращения к гиду для восхождения: с одной стороны это гарант относительной безопасности, как-никак опытный проводник, знающий гору, ее поведение и маршруты как самого себя и хорошая моральная поддержка, с другой — «левый» человек в команде, который не стремится дойти до вершины при появлении сложностей, большая финансовая трата и отсутствие самобытной атмосферы восхождения тремя любителями.. Олег договаривается с одним спортсменом, выступающим в роли гида на относительно небольшую сумму за сопровождение, но не окончательно. Контакт есть — это хорошо, мы решаем увидеть всё своими глазами по прибытию и тогда определиться на счет проводника.

 

3.

Подготовка

или

скучная часть рассказа, которую интересно пропустить.

Потенциальный гид, «широко известный в узких кругах» человек, атлет и альпинист, должен был уже дислоцироваться в ближайшем к Эльбрусу поселке Терскол на момент нашего прибытия, для подготовки к ежегодному скоростному восхождению на гору (Elbrus Race). Суть мероприятия в том, что атлеты со всего мира соревнуются в достижении одной из вершин Эльбруса на время исключительно с помощью своих двоих и делают это потрясающе быстро: если типичный восходитель-любитель движется в гору от скорости ветхой бабушки, точно так же останавливаясь через каждые 10 метров, чтобы отдышаться и перевести дух, до скорости прогуливающегося пешехода, то эти маньяки бегут трусцой и с ускорениями. Повторюсь: этот человек готов был выступить нашим гидом(проводником) на восхождении за «небольшие для подобной услуги деньги» (около 25.000-30.000руб) и консультировал по некоторым вопросам подготовки заочно. Также он попросил привезти ему спортивную смесь для питания и дал адрес спорт-аптеки, где по номеру его карты сделают увесистую скидку. В ней я и закупил на троих пакет лекарств и энергетических батончиков почти на 10.000р, плюс передачка нашему потенциальному гиду — батончики и 5кг гейнера (один из видов обезвоженных ароматизированных порошков, употребляемых людьми в растворенном состоянии при тяжелых физических нагрузках для более продуктивной деятельности). Там же произошел забавный случай: Олег переслал мне список препаратов, которые нам будут нужны и молодая девушка-аптекарь, по виду своему, большая любительница природы и рюкзака, почти приказным тоном попросила меня передать ей записку с наименованиями; скользнув взглядом по списку, между делом уточняя для какого мероприятия всё приобретается, она наконец спросила:

-Вам как здесь написано, или как надо?..

-Давайте «как надо».

Список лекарств оказался отнюдь не идеальным: какие-то препараты дублировали свойства других, а некоторые имели аналоги более направленные на цели высотного восхождения — подобные заключения оглашала сама аптекарь, комментируя каждый пункт списка.

PC297153

На меня была возложена организация питания в поездке, поэтому началось экспресс-штудирование туристических раскладок и современных вариантов походного продовольствия. После изучения вопроса и представления нашего образа жизни на время пребывания у горы и на ней, решено было запастись тем, что требует приготовления на плите уже по прибытию, а с собой везти только нестандартный провиант. Большим подспорьем в поиске подходящих решений явились наводка Олега на сублимированное питание и принадлежность третьего и последнего члена группы — Артёма к числу частных предпринимателей, имеющих свою розничную точку экологических продуктов, а также ценителям (и практикующим кулинарам) нетрадиционных в нашей стране кулинарных направлений среднего-востока. Поэтому на Тёму легла ответственность по заготовлению сухофруктов, орехов, каш и прочих натуральных питательных продуктов, а на меня закупка сублиматов. Забегая вперед, замечу, что в итоге мы запасли гораздо больше провизии, чем требовалось по факту, но предвидеть это было решительно невозможно, ровно как и понять наш распорядок жизни заранее — все-таки мы впервые отправлялись на восхождение и едва ли представляли реальную его картину.

PC297158

В магазине сублимированных продуктов я запасся набором пайков, которые достаточно просто залить горячей водой для приготовления. Чего там только не было в продаже: и творог, и омлеты, и харчо, и куриные супы, и всевозможные гарниры с разносортным мясом! Всё это недорого (около 40р за порцию) и действительно приятно на вкус при том, что почти невесомо, не слишком объемно, не хрупко; единственный условный минус проявился уже на горе: не очень сытно с одной порции, но ведь это и не спортивное питание, калорийное и обогащенное, а небольшая порция обычной обезвоженной домашней еды. Кстати, вакуумные «фольгированные» пакеты сублиматов можно проколоть иголкой, чем раза в 2-3 уменьшить объем и во столько же срок годности, который, тем не менее, не заставляет волноваться, что продукт может испортиться за несколько недель.

PC297169

В целом, я видел наш типичный день примерно так:

1) пробуждение в опорной точке с плитой или горелкой, плотный завтрак с кашей в качестве основного блюда;

2) во время привалов быстрый и легко усваиваемый перекус энергетическими батончиками, местными фруктами и орехово-сухофрутной смесью с чаем;

3) на ужин — сублимированное питание, экономящее время, вкусное и сытное.

Всё это должно было дополняться мелочами типа печенья, шоколада, хлеба и прочих калорийных продуктов.

На деле наш образ жизни оказался другим; если бы знать тогда, что к полной автономии готовиться не нужно, количество провизии уменьшилось бы в разы. Ещё оказалось, что Артём и Олег предпочитают не употреблять мяса, но в условиях перегрузок и большого утомления есть начинают все и всё.

Мы бронируем плацкартные места на 2 января, параллельно каждый самостоятельно собирает обмундирование. Дорогостоящую специальную экипировку, такую как ледоруб, кошки, палки, пуховка, пластиковые ботинки и подобные им покупать нет смысла, ведь стоят они прилично, а использоваться будут неделю; для таких вещей существуют прокаты. Зато различные универсальные мелочи, которые потом пригодятся в повседневной жизни или тренировках, лучше иметь свои, чем арендовать.

Составив список одежды и аксессуаров, я совершил рейды по специализированным на спорте магазинам. Что-то я позаимствовал из сноубордического инвентаря жены.

Из личных вещей, не считая одежды, питания и средств гигиены, аскетичный набор: небольшой зеркальный фотоаппарат с широкоугольным объективом, к нему поясная сумка для быстрого доступа; часы-будильник со встроенным термометром; блокнот для заметок, к которому я не взял ни ручки, ни карандаша.. и две распечатки: схема склона Эльбруса и план акклиматизации. Довеском паспорт, банковская карта, наличные.

С момента моего физического процветания прошло всего-то немногим более двух с половиной лет. С тех пор были только нерегулярные тренировки. Во время подготовки я начал совершать пробежки, чтобы встряхнуть мышцы, но физической подготовкой это назвать сложно.

Двухнедельные сборы подошли к концу. За это время была осознана тактика проведения подготовки к восхождению, в том числе акклиматизации, запасены лекарства, собран запас провизии, укомплектовано обмундирование. Только пришлось переносить сроки отъезда: Олег к намеченной дате отправления всё ещё занят монтажом видео в Питере и в силу ряда причин закончить свою работу ему нужно до отъезда в горы. Поэтому мы снимаем бронь с билетов и остаемся на один лишний день. Отслеживание ситуации по остаткам билетов на поезд перед отбытием показывает, что есть небольшой шанс остаться без билетов. Олег работает почти без сна, но даже при этом, он не успевал бы на поезд следующего дня и еще на один день мы откладываем отъезд. Состояние — подвешенное, ведь в мыслях ты уже на Кавказе, а на деле остаешься дома, как будто разъединили две оболочки. Четвертого числа ничего не меняется, поэтому мы, посовещавшись, решаем выезжать с Артёмом вдвоем, дожидаться Олега уже на месте, где за это время произведем разведку местности.

Вверх!Вверх!