Достучаться до моря

6: Мечта мертва. Да здравствует мечта!

 

Погода стабильно держала температуру воздуха в районе +1..+6С с начала путешествия. Ночью опускалась до минимально плюсовых градусов, но ни разу не уходя в минус. Тем не менее, вставать по утрам становилось всё труднее и требовало бОльших волевых усилий. Обычно, первые дни походов всегда проходят на повышенных психо-физических показателях, а по мере растраты некоего запаса «жировой прослойки», наступает время экономии сил и энергии, сопровождающееся желанием большего количества сна, отдыха и пищи. Наступил и у нас такой период, хотя лишений особой трудности мы не испытывали.

Еще только становилось светло на улице, когда мы брели навстречу длинной веренице людей, приплывших с противоположного берега на работу в Онегу. На причале мы заметили катер и смолящих людей на нём. Завязался разговор. Мы получили всю нужную информацию и даже более неё. Именно этот катер курсирует на Кий-остров и только он. Летом частные извозчики соглашаются довезти туристов за две-три тысячи, в то время как официальный билет на катере стоит то ли 600р, то ли 800р (подводит память). На первую половину октября туристический сезон был уже закрыт, поэтому катер шел на Кий с персоналом для проведения благоустройственных работ, нас могли взять тоже, но возвращение будет около 20 вечера, а отправление через пару десятков минут. Мы совсем не готовились к моментальному отправлению, поэтому стали оценивать ситуацию: кипятка у нас нет, на острове даже со слов моряков не понятно что и как, можно ли там вообще будет взять горячей воды, потом погода стояла промозглая и пасмурная, доходящая до мороси. 11 часов быть в сырости и холоде без горячей воды казалось с утра отвратительным. Мной больше всего двигало желание сделать фотографии острова и именно скудные и унылые погодные условия (освещение в фотографии играет колоссальную роль) окончательно убедили меня в разумности воздержания от такой поездки, не смотря на то, что это должно было стать кульминацией путешествия. Жалеть не стал.

Решил вернуться в более подходящее время и не на 11 часов, а на целые дни. Потом мужчины с катера, продолжая скуривать сигареты, рассказали про ограничения на перевоз людей, что теперь строго за этим следят, после крушения какой-то старой посудины на пути к острову, что в былые времена катер буквально облепляли пассажиры. Рассказали о неслыханном газовом кризисе, мол нет газа, нечем даже баллоны заправить на острове и отдаленных весях. Это меня очень удивило и вызвало стойкое непонимание. Расписание катера зависит от графика приливов-отливов и определяется ими же. Еще некие разговоры мы вели в продолжении десяти минут, а больше коротко спрашивали и много слушали, прежде чем распрощаться. Так мы по собственной воле отпустили шанс побывать на Кий-острове. Будет ли он еще раз? -Конечно будет. Непременно.

Получается, целый день у нас выпадает из графика и ничем не занят. А планов дальше Онеги не строилось, так как основная программа должна была иметь место именно в Архангельской области. Обдумывали дальнейшие планы уже в «Любимом дворике», за тарелками с яичницами и сытными вторыми блюдами.

ZV086121

На улице установлены любопытные щиты:

ZV086122

ZV086123

ZV086124

Первым делом нужно было заглянуть в автомастерскую: бесстыдно завывая, умирал вентилятор радиатора, помогающий охлаждать двигатель; после часов езды, машина на холостых оборотах глохла. Хотелось продолжать путь без этих неприятных осложнений. Вопрос сцепления отпал, т. к. проблема устранилась тормозной жидкостью (кстати, ее мы вчера купили и долили по ходу пребывания в городе). Вторым делом нужно было понять что же делать и куда податься. Кирилл принципиально не хотел возвращаться той же трассой, а путь по местным дорогам в 1300км не вызывал фонтанирующего искренностью энтузиазма. После обзоров карты и замеров расстояний, нас осенило: а почему бы не проехать через Питер? Мы прикинули и получалось, что нам это по времени! Через день мы бы уже были в северной столице, провели бы там полный день и на следующий ночевали бы уже в родных кроватях. Одни сутки оставались на случай ЧП в запасе. Решено.

На въезде в город с севера, мы с помощью Foursquareа нашли автосервис. Точнее, нашли магазин автозапчастей, в котором нам указали на постройку напротив. Она выглядела как два спаренных кирпичных гаража, а 50 метров до него от дороги походили на стресс-тест подвески. Вокруг да около бродила невероятно красивая кошка, серая в черную крапинку, а сбоку, прямо в заросший овражек, была свалена куча ненужных запчастей.

IMG_6487_resize

Я описал двум мастерам проблемы, они согласились помочь. Какие бы проблемы я им не описал, нам бы помогли, ибо их кредо «беремся за то, от чего другие отказываются». Один, что постарше и поопытнее занимался другим авто, а молодой светловолосый парень с синяком под глазом переключился на нас.

Соседний автомагазин снабдил требующимися запчастями; пару часов ушло на то, чтобы поменять нам свечи, заменить вентилятор, почистить жутко засорившийся карбюратор, загнать авто на страшную яму из кирпичных столбиков и толстых досок над овражком для осмотра и затягивания разболтавшихся креплений; на последок осталось выровнять давление в колесах.

ZV086127

ZV086131

ZV086133

На запчасти ушло 1300р, за работу попросили 600р. В Москве переобуть машину в межсезонье стоит 1000р, для примера и сравнения. Еще начал прогорать глушитель и мы бы его тоже заменили, будь он только в продаже у автомага. А четверка стала заводиться легче и работать ровнее, на сердце отлегло. На этом полуденном душевном подъеме, мы рванули на юг из города, навстречу Плесецку, не раньше которого планировали заночевать.

Уже отъехав на десяток другой километров, мы осознали, что на радостях забыли заправиться, а бензина — меньше половины бака. Возвращаться? — Нет. Найдем что-нибудь впереди. Обязательно. Пока асфальтированная дорога неплохого состояния размеренно ведет нас, я начинаю вспоминать матчасть и просчитывать потенциал: объем бензобака четверки — 42 литра, соответственно, условная половина — 20 литров; расход бензина на трассе у моей карбюраторной версии — 7л на 100 км, по городу — 10л на 100 км; по скольку мы можем ехать равноускоренно, без частых торможений и последующих резких ускорений, но большую часть пути проведем на грунтовке, требующей неспешной езды и не самого экономичного соотношения скорости-передачи, возьмем наш расход за 8л на 100 км, значит, на 20л мы сможем преодолеть ровно 250 км. Это при условии, что я правильно определил уровень бензина в баке и его расход. Штурман заглядывает в карту… оказывается, нам до Плесецка катить эти самые 250 км, но самое интригующее то, что до ближайшего крупного поселения 220 км, а на всем протяжении пути будут только редкие и мелкие села, да деревеньки, причем в самом конце, где бензин будет кончаться, 50 км безлюдного тракта. Это уже интересно! Застрять где-то на второсортной дороге посреди лесов и болот Архангельской области без бензина — редкой удачи возможность, упускать её грешно — едем вперед.

С момента отъезда из города не прошло и часа, дорога по прежнему асфальтовая и лежит вдоль реки Онеги. Едем по возвышенности; справа открывается классический местный вид на огромные дикие территории: леса, болота и заводи, а у противоположного берега теряется среди них деревенька Медведевская, в которой стоит громадная деревянная церковь, посеревшая от старости, как покойник. Если вы смотрели фильм «Остров» 2006 года с Петром Мамоновым, то вы прекрасно сможете вообразить себе антураж и описываемого места в частности, и вообще области в целом, хотя фильм был снят в соседней Карелии. Наша машина повернула на съезд в деревню Амосовская, чтобы мы вышли полюбоваться и сделать фотографии окрестностей с её гостеприимного холма.

ZV086136

ZV086140

Среди прочих, был обнаружен железный настил крыши пристройки к дому, который в прошлом был забором где-то в городе, ибо квадраты давно окрашенного металла содержали на себе типичные надписи и послания. Через пять минут мы вернулись на асфальт. Дорога попрощалась с соседствующей рекой, удаляясь вглубь области на восток. Спустя полчаса с нами попрощался и асфальт, к великому нашему сожалению. Мой слабый на расчеты мозг стал оценивать увеличение потребления бензина, но переключился на высматривание камней, ям и луж на траектории пути.

Вскоре нас обогнал красный ВАЗ и мы сели ему на хвост, повторяя след-в-след обхождения препятствий и опасных мест. Ехал он уверенно и быстро, на столько, что через некоторое время и вовсе исчез из поля зрения. Впервые за поездку солнечные лучи продырявили облачное полотно и рассеяно пали на дорогу и осенние леса. Тракт был не такой разбитый, как от Северодвинска, но до комфортных условий было ему тоже далеко. В онежском автосервисе нам рассказали, что на этом направлении грейдеры гостят чаще. Шел путь свободно, часто прямолинейно или с ленивыми затяжными поворотами, с частыми подъемами и спусками на холмах. Другие автомобили почти не встречались.

Наслаждению солнцем быстро пришел конец и пролился тихий дождик, смочив мягкие почвы пути. Так как скорость поддерживалась на 60-80 км\ч, происходили постоянные заносы. Меня они бодрили и радовали, прибавляя оттенков жизни монотонной дороге, а опасность от них была минимальной. Хотя, кто знает? Тем не менее, боком я не пытался «валить», а легкие сносы быстро выправлял. Подумалось мне тогда, что детство и юность за монитором компьютера не были бесполезной растратой жизни в припадках игромании: что бы ни говорили, а игра — это форма обучающего тренажера, поэтому продуманные, сложные, реалистичные игрушки действительно учили, прививая навыки, теоретические знания, тренировали реакцию в конце концов. Так, я уже точно знал интуитивно, как действовать при заносе или входить в повороты. Сотни человеко-часов за гонками не прошли зря. Оставалось надеяться, что реалии «Flatout 2» не реализуются в полной мере..

Кирилл начинал беспокоиться за бензин и предпринимать попытки реализовать остановки в ближайших деревнях, чтобы разузнать о бензоколонках, мне же хотелось отложить это на позже (читай: никогда). После крутого спуска, мы подъехали к развилке в поселении Большой Бор; два разных навигатора вели по разным дорогам, мы решили поехать по той, что значилась в «Яндекс.Картах» главной. Следом за деревней подряд шли еще три разноименных Бора, в одном их них мы таки остановились, чтобы переговорить на счет бензина с мужиками у грузовика. Роль посла выпала на долю Кирилла. Вести, с которыми он вернулся, звучали примерно так: «бензоколонок нет почти до самого Плесецка, бензин нужно спрашивать в деревнях, некоторые приторговывают им». Интрига нарастала. «Успеют ли они добраться до АЗС или увязнут в болотах русского севера?» — как-то так сказал бы в этот момент поставленный голос ведущего, подводящего итог событиям перед рекламным блоком.

Еще один час однообразного до забытья пути. Под колеса попадает мост через речушку Верхняя Телза, о котором нам рассказал дальнобойщик Дима. Мол есть один такой на пути, аварийный, перед ним висит знак ограничения веса транспорта в 5 тонн, сама переправа просела и разваливается, тогда как рассказчику нужно было проехать с грузом. Вес самой кабины грузовика около 7-10т, а прицепа без(!) груза до 9-15т. В общем, тогда Дима проехал благополучно. Сколько еще других фур перевалились по гнилому дереву за несколько месяцев с тех пор — неизвестно, но мост ещё функционирует. Перед его началом я затормозил, Парень вышел с камерой снимать.

ZV086146

ZV086145

ZV086153

IMG_6536_resize

ZV086161

IMG_6532_resize

Вид несколько устрашал, местами были небольшие дыры. Но я без ожидаемых сложностей проехал его весь и сделал то, что давно хотел: вжал газ в пол и уехал без Кирилла. Шутка такая. Правда, быстро вернулся и мы сняли этот воистину «арт-объект» с разных сторон. Дорожный знак, традиционно для многих областей, был расстрелян.

IMG_6524_resize

Сразу же дорога шла в горку и поднимала на возвышенность с перекрестком, оттуда открывался вид на еще один деревянный храм (в д.Посад).

ZV086163

Деревня, расположившаяся рядом с нами, — Нермуша; перекресток делил её на две неравные половины. Сперва мы заглянули в правую часть. Едва остановились у ближайшего дома, как в нём шелохнулась занавеска и в сенях появилась женщина. Вела она себя несколько недоверчиво, как будто люди здесь редко бывают и еще реже заводят разговор с местными, а самое редкое — не приносят каких-нибудь неприятностей. Бензина для нас у нее не было и где достать его она не знала. Ей явно хотелось поскорее закончить разговор и исчезнуть, что она сразу же и сделала. Мы попили кофе и угостили местного пса добродушной наружности парой кусков мяса, оставшихся невостребованными с ночевки у пляжа. Оглядевшись, я обнаружил немало заколоченных домов в без того небольшой деревеньке.

ZV086164

 

На другой половине за перекрестком домов было гораздо меньше и обитаем один единственный.

ZV086167

(Полноразмерная панорама доступна по клику)

ZV086172

Просторный деревянный особняк был относительно ухожен, во дворе стояла старенькая машина, вокруг напиленные дрова в кладках и следы прочей сельскохозяйственной активности. Вышел хозяин, высокий мужчина с простым и приятным лицом.

ZV086174

ZV086173

 Поговорили с ним о местной жизни: по его словам мужики часто подряжаются на стройки разного рода, например его сын ездил на Новую Землю строить какой-то объект для военных, там они с товарищами собирали яйца непуганых птиц и стреляли дичь без всяких проблем, так как её там пруд пруди; дочь его живет в Москве, имеет высшее образование и работает, кажется, инженером, зарабатывает много и развелась с мужем. Мы упомянули про нелюбовь к собирательному образу «москвичей», на что мужчина сослался на поведение отдельных руководителей из упомянутого города, которые местных работяг иногда обманывают с зарплатой, а те не могут добиться справедливости. Но кто знает, начальник из Москвы присвоил себе деньги или их земляк-прораб? Всякое бывает, воруют не по городам, а по характерам. Еще дядька поведал, что деревни действительно брошены, остались только старики на постоянном жительстве и те, кому уже поздно уезжать. Зато часть домов оживают дачниками из близлежащих городов на лето, но стоит дом забросить, как его в два счета распилят на дрова – нынче серьезно следят за незаконной вырубкой и древесина не так доступна, как бывало прежде. Касательно нашего пути, он посоветовал спросить в последней деревне перед 50 пустынными километрами до поселка городского типа Савинский, в котором работает заправка. Называется эта деревня Ярнема и ехать до неё еще 17 км. Так мы и поступили.

Последний оплот жизни на отрезке нас огорчил: Кирилл пошел на разведку и не нашел никого, кто согласился бы нам продать немного топлива, все говорили, что у них нет. Ему показалось, что местные просто не хотели продавать или пугались незнакомца, одетого слишком странно для этих мест (парка и потертые джинсы — так одеваются только приезжие). Пошел пытать удачи теперь я. В пятидесяти метрах от машины, у локального центра и продмага в одном лице, ко мне выбежал резвый молодой псина и стал играться, повисая на одежде. Отбиваясь от него, я попробовал узнать у прохожего молодого человека про бензин, он указал на дом местного чиновника или предпринимателя (а скорее всего и то, и другое вместе, причем первое как пропуск ко второму), но добавил, что он в отъезде ныне. Увы. В палисаднике избы неподалеку мелькнула женщина, её тотчас настиг мой вопрос, который тоже получил отрицательный ответ. Борясь с псом, я вернулся к машине с неизменно печальными вестями. Кирилл был не на шутку встревожен, потому что бензина при правильности расчетов хватало буквально с точностью до километра, а ошибиться — значит застрять беспомощно на тракте с проходимостью в несколько машин за час. Что до меня, то мне даже несколько хотелось застрять там. Это было бы более глубоким погружением в действительность, возможностью «пытать людей в любови», да и просто необычным поворотом событий. Конечно, специально создавать трудности я бы не стал, да и у меня была некоторая уверенность в точности расчета, но во мне уже играл азарт, простая убитая дорога превращалась в настоящую Индиану, где нужно суметь доехать до горючего любой ценой. Посовещавшись, мы тронулись в решающий отрезок пути, не пытаясь раздобыть бензин более.

Тракт щедро смочило дождём, ям прибавилось и они стали глубже, а я поставил своей целью держать 60км\ч и минимально газовать, стараясь при этом находить безопасные траектории объездов. Стрелка уровня бензина уже опустилась за риску пустого бака, зад машины вилял, как хвост собаки, получивший шашлык в подарок, подвеска материлась скрежетом на кочки — так шли два часа ожидания пункта прибытия, будь он заправкой или точкой на тракте. Ни одного серьезного, опасного заноса у нас не было, но ощущение выскальзывающей из-под сидения машины — частенько; обычно сносило при резких поворотах рулем, при попадании на каскад неровностей, буквально выбивающих почву из-под колес, или же при наезде на более рыхлую поверхность, нежели у колес по другую сторону авто.

Парень бесконечно смотрел по картам сколько осталось ехать. В какой-то момент, в прорехах леса показались крыши поселения и у нас отлегло на сердце: спокойнее, когда в таких местах обнаруживаешь признаки жизни. Но до поселка с заправкой оставалось ещё 10 км. Один раз мы по ошибке заехали в деревню, сделав малый крюк от прямой дороги на Савинский, а когда уже выскочили на улицу Цементников в черте поселка, Яндекс нашёл две заправки, к ближайшей из которых мы стремительно направились. В итоге мы заехали в тупик, сложенный из стен частных участков, где никакой заправкой и не пахло. Матеря себя и некорректные данные, мы бросились в обратную сторону. Было слишком поздно что-то изменить, совершенные ошибки сыграли решающую роль. Четыре километра разъездов по неверным маршрутам, как оказалось, были фатально важны и принципиальны, потому что перед поворотом на финишную прямую, за чертовы 1150 метров до шланга со спасительным АИ-92, двигатель кашлянул и заглох. Обезжизненная «четверка» покорно катилась по инерции вперед. Я плавно свел её на обочину, захватывая драгоценные метры один за другим и вскоре наблюдал панораму огромных труб цементного завода из-за лобового стекла машины, которая сама больше не поедет.

IMG_6566_resize

Штурман сверился с картой, убедившись, что теперь нам именно туда, куда мы думаем, что нам надо, после чего мы схватили машину за рога багажника и затолкали перед собой. Свернув на прямую, мы выкатились на дорогу из плит, полную неровностей, ям и грубых стыков, серьезно осложнявших нашу гужевую миссию. Движение было сравнительно активное, порядка 5-10 машин в минуту, но ни одна не остановилась, видя двух людей, толкающих авто на аварийке. Это не жалоба, а заметка, подтверждающая резкий упадок отзывчивости и взаимовыручки людей в условиях больших населенных пунктов, особенно городского типа. Абсолютно во всем, что касается доброго отношения, в городах по отношению к небольшим поселениям наблюдается гораздо более низкий процент отзывчивости и доверия. Немудрено, ведь города гораздо опаснее в плане криминала, чем сёла, именно в города стекаются все неблагополучные личности из областей, а благополучные замыкаются в себе, испытывая недостижимую иначе потребность в одиночестве и личном пространстве. Вскоре мы выдохлись.

Не надеясь уже, что нас возьмут на буксир на последние 550 метров, я по совету Кирилла взял пустую баклажку из-под вчерашнего пива (не зря! не зря!) и потопал к АЗС. Там мне с легким укором продали литр девяносто второго в пластиковую тару и я вернулся по цементной пыли к терпящему бедствие борту. Вот, бензин залит, я проворачиваю ключ — и ничего.. Машина не заводится. Я повторяю раз за разом так же безрезультатно, начиная перебирать в голове, какие необратимые последствия могут наступить от полностью осушенной системы подачи топлива, куда мог попасть воздух и создать пробку, когда вдруг, на полностью открытом подсосе двигатель-таки получает огнеопасную смесь и взрывается. В рамках положенных взрывов внутри себя, естественно. На радостях я даю газу, влетаю в глубокую яму и решаю не гнать более по коварным плитам. На заправке нужную сторону для бензобака ВАЗа единственной работающей колонки занял лесовоз — это надолго, а передо мной еще одна машина. Предлагаю водителю не ждать лесовоза, а подъехать задом и заправиться с «неподходящей» стороны, что он и делает. Позже, пока мы заправляемся, водитель одной соседней иномарки интересуется дорогой к Онеге, добавляя после паузы, что он по машине видит, откуда мы приехали. А были залеплены песочной грязью мы знатно со всех сторон. Мы даем ему довольно положительный отзыв, ибо серьезных проблем на тракте нет и он явно в лучшем состоянии, чем с северный его товарищ. Из этого вопроса становится понятно, что дороги полностью зависят от частоты и качества работы грейдеров и, словно аномалии в Сталкере, каждый сезон, а может и месяц, уже не такие же, как прежде.

Заправлять под горло не стали, взяв только 10 литров, чтобы добрать бак у более проверенной сетевой точки. Хочется поддерживать местных предпринимателей, но когда нет возможности удостовериться в качестве, выбираешь более знакомое и апробированное, даже если оно и «бездушная сетевая машина по добыче денег».

Темно стало, когда мы уже подъезжали к Плесецку по гладкому шоссе. После дня тряски казалось, что мы мягко скользим на бреющем полете.

Писклявый голосок статистики глаголет об этом поселке городского типа и административном центре одноименного района с населением в 10 с половиной тысяч душ не много интересного: близость одноименного космодрома, производство бетона и железобетонных изделий, лесозаготовки… Какой же редкостной дырой показался мне этот населенный пункт! Представлялось, что место такого значения должны содержать образцово-показательно, но нет: дороги нередко хуже, чем на трактах к Онеге, хотя асфальтированы, дома имеют вид потрепанных каморок и сараев, которые ежедневно переходят из рук в руки, поэтому никем не ремонтируются — все равно завтра уезжать; освещение улиц если не отвратительное, то отсутствует. Первое место в рейтинге отталкивающих поселений державы, виденных собственнолично, я отдаю именно ему.

Возможно, всё это просто совпадения, сложившиеся в неприятную картину по случайности… Может быть, дорогу разворотили осколки неудачно пущенной ракеты неподалёку, а убогие здания — конспирация секретных объектов.. В общем мы остановились в районе сердца поселка у торгового центра и отправились на поиски еды. Как я понял, всё поселение представляет из себя один большой спальный район. Страшно хотелось горячего, ведь мы только завтракали в Онеге и съели шоколадки в пути, запивая их кофе. Но все кафе вокруг были закрыты, хотя еще и восьми вечера не было. Это было простительно небольшим Холмогорам, но Плесецк ассоциировался с чем-то более развитым и организованным. Параллельно, Кирилл просматривал варианты найти душ. Около ЖД станции нашлась гостиница с ломовыми ценами, поэтому мы вернулись к машине и укатили к выезду из города, где на карте было аж 3 пункта питания рядом.

Одно закрыто напрочь, другое — пивнушка, там кухня еще не открылась (в восемь вечера), а возможно и вообще не откроется, как сказала девушка за стойкой, а третье — это натуральный бар в районе Солнцево, образца 90х годов: непонятная нора с толпой бритоголовых пацанов в черной коже и джинсах, мы медленно проехали мимо и предпочли голодать, нежели останавливаться в таком месте. К тому же, кухни там скорее всего тоже не было. Совершенно случайно в глаза попалась вывеска кафе на здании мойки. Не смотря на то, что до закрытия оставалось 15 минут, мы набрали себе еды. Я был в состоянии уставшего и нервного человека после довольно наряженного дня езды, поэтому всё делал за нас двоих и терпел мои вспышки раздражения один Кирилл. После торопливой еды, мы заехали в магазин. Послом выдвинулся я. Целью переговоров — баклажка свежего пива. Продавщица заявила, что продажа алкоголя только до 21.00 и я уже опоздал. После этих слов я повернулся от холодильника к ней и посмотрел в глаза. Она посмотрела на мой внешний вид и спросила: убрать есть куда? Я вернулся к машине и взял рюкзак. Женщина пояснила мне, что у них случаются проверки, её напарницу, например, оштрафовали за продажу алкоголя после 21.00 на 5.000р, в то время как вся зарплата у продавца — 10.000р.

Сытые и расслабленные, мы вернулись в город, запарковались около еще одной гостиницы — «Березка», расположенной в части двухэтажного деревянного особняка синего цвета, без свободных мест и приличных комнат, затем принялись распивать хмель, ведя беседы за жизнь.

ZV086178

Так выглядит вход в «Березку» и курилка по совместительству:

ZV086185

 

Вскоре улеглись спать и были таковы.

 

«Бортовой журнал» за пятый день:

Вверх!Вверх!