Достучаться до моря

4: Берешь север

 

Выползти из теплого гнездышка удалось еще в синей утренней полутьме. Таксисты несли караул на своих постах. У одного я узнал, что перебраться на другую сторону Двины или на остров можно только с помощью парома, который ходит по расписанию и, разумеется, не бесплатный. Так что мы отправились по холмогорскому шоссе вдоль Двины и параллельно трассе М8, по которой двигались все предыдущие дни. Шоссе представляло из себя просторную грунтовую дорогу без частых больших ям, перемежающуюся асфальтом местами. Весьма очаровательны и колоритны мосты в глубинке.. так всегда и думаешь на них о том, сколько еще машин успеют проехать до обрушения. На высоком холме сделали обзорную остановку, после которой Кирилл прокатился на крыше с GoPro в руках.

ZV065706

ZV065708

Дорога привела нас в небольшой городок Новодвинск с 40 тысячным населением и почетным лидерством по области по заболеваниям щитовидной железы. Наверное оттого, что большую часть поселения составляет территория Архангельского Целлюлозно-Бумажного Комбината.

ZV065715-2

Многие дома в этом месте похожи на биологические, а не архитектурно-инженерные объекты по своему окрасу. Ощущение, будто их покрасили зеленой-ржавеющей краской, а может, они обиты листовым металлом, как делают в Сибири для защиты от ледяных ветров.

ZV065720

ZV065745
ZV065747
ZV065740
ZV065737
ZV065735

Около условного пирса, через который курсирует местная водная маршрутка, крайне крутой и живописный берег, открывающий панораму на острова, обрамленные Двиной и несущие на своих поросших лесами панцирях деревни и села.

ZV065719

ZV065734-2
ZV065723

На скамейке с видом на дали лежит старая книжка «Тарзан», а в стороне из старого деревянного дома торчит на шесте знамя «Единой России».

ZV065731

ZV065727

ZV065748

ZV065728

Последующая дорога проходила мимо АЦБК, упомянутого выше, и не заметить дымящиеся трубы даже издали было трудно.

IMG_6198_resize

 

ZV065757

Ухоженным выглядел только фасад здания, остальное так же заброшено, как, очевидно, преимущественное всё и везде в России. Перед зданием имелась маленькая парковка, а основная, покрытая ямами с водой и месивом грязи, раскинулась через дорогу.

ZV065752

IMG_6203_resize

ZV065753

Конечно, виды промышленной половины Магнитогорска удручали куда больше, но заводские массивы всегда производят впечатление. Задерживаться не хотелось. Впереди были сопутствующие всем крупным городам трассы, сходящиеся воедино, склады по обочинам, ремонтные работы и грязный воздух. В Архангельск мы въехали без особого парада и воодушевления, ибо черпать его было неоткуда. Захватывающие виды не открывались. Бессменно пасмурная погода усугубляла безразличие. На подъездах к центру региона стали появляться новые симптомы неисправности — машина глохла на холостых оборотах. Они то появлялись, то исчезали. 

Город не производил особенно яркого впечатления. Нечто среднее, обычное, русское, что видел каждый хоть раз в небольших городах или на окраинах больших, где обветшалая старина чередуется с металлом и стеклом, хотя чаще уже с пестрым пластиком. Центр города представлял из себя уже более интересную архитектуру в разных сочетаниях. Foursquare вывел нас к кафе «Миндаль», из которого по моей инициативе мы с Кириллом ушли, едва посмотрев меню. Ну не хотелось мне кушать в модном и стильном кафе в подвале дорогой новостройки салат «Цезарь» за 160р на крае русского севера. Я уезжал из постылой столицы не для того, чтобы попадать в маленькие клоны её дорогих ресторанов, поэтому выбор данного места вызвал во мне крайнее раздражение. К черту эти ухоженные кафе и рестораны, да здравствует простая кухня, где пища не менее вкусна, но платишь только за работу над едой поваров, а не за чокнутую аренду, оформление зала по европейской моде и бренд сетевого местечка. Мне плевать из какой тарелки я буду есть, если она чистая, мне плевать как называется мясо одного и того же теленка, если оно приготовлено мытыми руками и мне вовсе не нужны услуги официанта, зарплата которого добавляет рубли в стоимость блюд. Всё во мне требовало простоты и соответствия геолокации.

Я хотел есть там, где мне не пришлось бы думать о том, что я слил половину своей дневной зарплаты за обычную пищу. На Кирилла вылилось это негодование, ибо его мнение представляло хоть и косвенно, но оппозицию. Так или иначе, мы с помощью того же сервиса заехали в самый центр города, запарковались у морского музея, где ветхое судно покоится на постаменте и выскочили навстречу еде. Нужная столовая была в здании без каких-либо опознавательных знаков; как потом стало ясно- это потому, что она была хоть и общедоступна, но при местном органе власти. Видимо, не было в городе тех, кто мог её не знать. Там я получил ту еду за те деньги, что хотел и считал соответствующим духу места и себя самого.

ZV065783
ZV065782
ZV065779
ZV065776
ZV065763
ZV065770-2
ZV065768

После трапезы мы беспрепятственно зашли в самое высокое здание города по соседству, поднялись на верхние этажи на лифте. Я делал фотографии через грязное окно, не мытое со дня сдачи постройки, Кирилл жег табак, стоя рядом.

IMG_6217_resize

ZV065792
ZV065784
ZV065789
ZV065796
ZV065803
ZV065805

ZV065811

 

IMG_6224_resize

Следующим делом мы заскочили в отделение почты, купили открытки и конверты, начиркали послания и пустили по адресам. Одно моё письмо ушло домой жене, второе подруге со школьных времен, с которой мы иногда обмениваемся открытками из посещенных мест. В каждый конверт я положил по опавшему листочку. Зачем — не знаю. Порыв.

IMG_6227_resize

 

На почте я стал свидетелем и даже посредственно участником диалога, поразившего меня до глубины. Его участниками были старенькая бабушка, забывшая дату и женщина лет пятидесяти, дату помнившая; я же был звеном, передавшим вопрос и слушавшим развитие. Женщина сказала бабушке дату — 6 октября и обосновала почему помнит точно: у нее День Рождения на следующий день после дня рождения Путина, а у Путина 7 октября. Далее они стали обмениваться репликами вроде: «Вот это знаковый день будет!», «Нужно равняться на Владимира Владимировича, молиться за него» и подобные этим. Я знал, что в регионах обитает основная масса, голосующая за Путина и лояльная ему, но не думал, что представители этой массы могут выдавать абсолютно искренне, с неподдельным трепетом и чувством глубочайшего уважения фразы сравнимые с «Боже Царя храни».. Я был крайне удивлен и не мог понять, нравится мне это или больше пугает.

 Письма хрустнули о синее дно почтового ящика и мы с Парнем совершили небольшую прогулку по окрестности, возвращаясь кругом к машине. Увидели небольшой сквер, где установлена актуальная в плане исторического прошлого детская площадка в виде парусного судна, видели прибрежный узкий парк с тарзанкой, самопальной велосипедной трассой и видом на побережье.

ZV065814

ZV065817

IMG_6229_resize

ZV065823
ZV065824
ZV065826
ZV065827
ZV065831
ZV065833
ZV065836

В наших планах было прокатиться по городу. Осуществляя эту задумку, дальше местного варианта известного Голден Гейт моста в Сан-Франциско, мы не поехали; я снимал пирс с множеством моторок, катеров, всякого водного транспорта и с древней двухэтажной деревянной сторожкой.

ZV065838
ZV065877
ZV065875
ZV065870
ZV065867
ZV065864
ZV065860
ZV065858
ZV065857
ZV065852
ZV065846
ZV065842

На этом пирсе, в отличие от доминирующих в посещенных местах иномарок, преобладали отечественные посудины, причем большая часть ухожены и аккуратны. Виднелись и претенциозные люкс-варианты. По всему этому можно прикидывать уровень благосостояния региона и соотношение богатых к бедным, говоря примитивно. Я был удивлен, как много иномарок у местных жителей по всему маршруту следования. Только в деревнях преобладал отечественный производитель. По моим представлениям, в городах и селах российских машин около 20-40%, а где поглубже — такой же процент уже иномарок. Это субъективная оценка, погрешность которой может вполне доходить процентов до двадцати. Более того, интернет говорит, что на 2014 год процент иномарок дошел до половины всех автомобилей страны.

В этот момент самое время взглянуть на любую карту России с административным делением и ещё для убедительности на карты плотности населения и благоприятности природных условий для жизни и сельского хозяйства. Мы увидим, что активно заселена только небольшая часть страны, она же разделена на небольшие субъекты (что видно на адм.карте). Т.е. очевидна закономерность между уровнем развития, населенности и благоприятностью для жизни в зависимости от площади субъекта. «Активную» часть страны можно выделить в условный треугольник Санкт-Петербург-Краснодар-Красноярск.Эта геометрическая форма освоена очень хорошо, сравнительно равномерно и плотно заселена; именно в её северной части проходило путешествие, так что и все выводы относительно страны делались в рамках этого «благополучного» треугольника. Становится просто страшно от представления того, что тогда за его пределами, если внутри-то близкие к полным разруха и запустение? Как же хочется исколесить всю Россию, представить её целиком.. Ведь на такой огромной территории есть практически все возможные природные явления, за которыми обеспеченные граждане летают в другие страны.

Мы потеряли интерес к Архангельску, он нас не воодушевил и фокус поездки съехал непосредственно на безлюдный берег белого моря, как кульминацию поездки. Было постановлено найти магазин, купить продуктов и пожарить ужин на огне где-нибудь западнее, на берегу моря.

Долго мы хлопали дверьми продуктовых магазинов, пока нашли заготовку для шашлыка! Почему-то их мало где продают. Кстати, по всему маршруту самый распространенный магазин – «Магнит». Он есть в каждом мало-мальском месте. Цены в них примерно московские. Мы приобрели мясо, картофель, местного пива «Сталкер» и Ярпиво «Живое» (оба очень вкусные! Особенно «Сталкер», но кроме Архангельска он нигде больше не встретился), маленькую бутылочку перцовки (полезно иметь при себе немного крепкого алкоголя или спирта на случаи замерзания или в качестве дезинфекции, обезболивающего в экстренной ситуации) и мелкой снеди.

Бывает так, что какие-то очевидные вещи остаются скрытыми для сознательного понимания, а потом ты вдруг понимаешь их и удивляешься как можно было такого не знать или не осознавать. Так Кирилл открыл для себя, что Архангельск — название от слова Архангел, после чего его возбужденный мозг связал аналогию с Лос-Анджелесом и западным побережьем США. В итоге мы стали даже шутливо называть город Лос-Архангельском.

 Каких-то 35 километров разделяют административный центр от колыбели атомного судостроения Родины — Северодвинска. По удовлетворительного состояния дороге мы исчерпали трассу М8, которая сливается с Т-образным перекрестком, разделяющимся на пути вглубь Северодвинска — заселенный полуостров Ягры и на следующий город — Онегу. Мы свернули к полуострову. Хотя времени до темноты было в обрез, по словам Кирилла вид с карты был многообещающим. Только одна незадача: всю дорогу навстречу нам тянулась пробка. Видимо, народ массово разъезжался с работы, которой в этом месте явно хватает всем. А по машинам было видно, что платят тоже хорошо. Затор огорчал, но разворачиваться было всё равно поздно. Мы подкатили к набережной, выложенной плитами из бетона.

ZV065881

Береговая линия отстояла чуть дальше, разделенная от жилых домов узкой парковой зоной с дорожками, газонами и кустами. Погода стояла всё такая же прохладная, а морской бриз только подчеркивал её жестокие осенние намерения. Рядом было кафе, из которого хотелось выйти с чашками горячего кофе и прогуляться к морю. Внутри оно было украшено в стиле тропического острова и совершенно пусто. Кофе было дорогое. Но хотелось. Подхватив стаканчики на вынос, мы выскочили на воздух и поспешили к воде. За парой полос дорожек вдоль линии прибоя, располагалась бетонная набережная, совершенно типичная для всех приморских мест, с невысоким бортиком и равноудаленными лестницами к воде, продленными в сторону моря в качестве смотровых площадок.

IMG_6264_resize

IMG_6264-2_resize

ZV065884

ZV065886

ZV065900

ZV065888

ZV065897

ZV065890

ZV065910

ZV065902

Вот и наша встреча! Вот и идея нашей поездки плещется под ногами. Но как и любое свидание в людном месте, с невозможностью уединиться вдвоём, создать личную и интимную атмосферу близости, мы были скованы окружающим местом. Я делал фотографии захода солнца в омуте плотных облаков, судна на горизонте и видов вокруг, Парень пинал мокрый песок и убегал от волн. Мы попивали кофе и были счастливы, не смотря на сковывающие обстоятельства встречи с морем. По парку мирно гуляли бабушки дружными стайками разноцветных мохнатых шапочек, сложившиеся пары умиротворенных людей и одинокие неторопливые мужчины.

В голове было только и переживаний что о море… И о закате… Там ощущалось, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах и еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине…

Мы спешили, сами не понимая куда именно.. Нам нужно было засветло прорваться к уединённому месту у моря, чтобы спокойно слушать его рокот, беспокоить песок и подчиняться язычкам костра, потягивая свежее пиво.

IMG_6275_resize

Пробка поуменьшилась на выезде с полуострова, но основательно собралась на дороге из города, проходящей внутри него самого, отрезая залив и промышленные доки от городского массива. У нас оставалось всего около часа светового дня, который сулило убить в мертвецкой пробке.. точнее, он убил бы нас с нашей идеей в проклятом заторе. Это был наш смертоносный рак, до воцарения которого мы должны были успеть к морю. Верную службу сыграла техника и беспроводная связь — штурман экипажа решительно проложил объездной маршрут через окраины, который являл собой большой крюк по асфальтированной дороге (27км против 16км по пробкам), но зато без светофоров и скорости в километрах в час по количеству пальцев на руке. Щербатое полотно несло нас к морю.

О качестве той дороги и вообще дорогах, как и о российской зарплате, можно судить среднестатистически, складывая все зарплаты, а потом деля на их количество; тогда мы получим, что, согласно данным 2013г, средняя зарплата в России около 21000р, а целостность дорожного полотна 95%. Только на деле мы имеем 10 богатых людей и 1000 бедных, а 5% разбитого дорожного полотна представляют собой неожиданно глубокие ямы, местами хаотично разбросанные по дороге так, что ехать медленно — глупо, а быстро — не успеваешь увернуться. Вскоре мы оказались на перекрестке объезда и основной дороги из Северодвинска в Онегу, которую мы покинули совсем недавно; сворачивать нам было не нужно. Колеса вкатились на лоно широкой и побитой грунтовки. Почва под нами была жесткой, испещренной угрями ямок и колдобин, что вызывало скорее неадекватную вибрацию, нежели тряску. Медлить было нельзя, поэтому варьируя скорость от 20 до 60 км\ч, мы рвали к заветному побережью, победно дребезжа и утрясая содержимое сумок, рюкзаков и желудков. По одному стали откручиваться и ссыпаться гайки на креплениях динамиков. Салон превратился в музыкальный аппарат в стиле бит-бокс-стомп. А ведь до заветной цели оставалось только 10 км по такой дороге.

Уже стал различимым свет фар на земле, что несомненно засвидетельствовало звучание первого отголоска последней фазы дня — сумерек. Ехать быстрее было просто опасно и жалко по отношению к машине. Подвеска явно не годилась для спринта по гребенке. Позади оставались небольшие песчаные карьеры, лесополосы, озерца и болотца, однажды мы съехали на дорогу, упирающуюся в закрытые ворота.. Но расстояние сокращалось, штурман указывал направления точно и мы достигли поселения Зеленый Бор, проскользнув мимо десятков глухих металлических заборов которого, выбрались на песчаную дорогу. Впереди виднелись заросли кустарника, а за ними — ничего, кроме песка. Совсем рядом. Большой самодельный знак с надписью «ПЛЯЖ» указывал прямо в эти плотные рощицы. На радостях, я вкатил на большой песчаный пляж со следами других автомобилей; ехать дальше было не нужно, и во время остановки колеса бодро впились в песок. При попытках выбраться — буксовал. Кирилл вышел и подтолкнул, отчего машинка легко выбралась из зыбкого плена.

Тут самое время вспомнить один момент: у нас не было дров и угля, ибо в Архангельске они не продавались в магазинах, а специально их искать не было уже времени. Мы рассчитывали купить их у местных дачников. Поэтому заехали обратно в дачный поселок. Заборы были на удивление глухими и немногосмысленно дающими понять нежелательность вторжения незнакомцев. Почти сразу мы напоролись на снятые секции забора и деревянные останки снесенных построек за ним. На участке никого не было. Мы решили, что не сделаем зла, если наберем стопку дров из этой кучи старого хлама. Весь вид и впрямь давал понять, что старое дерево никому не нужно. Мы набирали неокрашенные и не прогнившие доски, чтобы угли были без примесей и не превращались в пепел, прогорая. Сумерки уже грозились ночью.

Зафиксировав куски досок на багажнике, мы вернулись на пляж, запарковавшись на травянистой площадке сразу на выезде из кустарниковых рощ, так, чтобы машина стояла ровно и было комфортно спать. Вокруг ни души. Вот где можно быть с морем один на один (два на один). Благо мы с Кириллом не мешали друг другу своим присутствием в этот сакральный момент. Первые сто метров песок порос местами растительностью, местами осыпан бревнами и корягами, а иными местами черными отметинами кострищ. За ними еще метров сто — еще мокрый с момента отлива песок. Площадь отлива была колоссальной. Иссиня-серые облака густо висели вокруг. Мы вышли к нему и дышали им, мочили в нем ботинки, прыгая от набегающей пены. Было спокойно и хорошо, как над вечным покоем. Как будто внутри собственная личность стояла напротив самой себя и вела диалог:

— Слава… Я хотел сказать… — запнулась она.

— Я знаю.. — вторила себе же в ответ, кивая, — кстати, я понял: бояться глупо.

Она улыбалась за двоих и ноги влекли по песку ближе к ползающим по мокрому песку волнам.

Насытившись морем, мы повернули к машине. Уже загоралось оранжево-красным небо над Северодвинском и терялись оттенки цветов в темноте. Пора было заботиться о благах чревоугодия и возлияний, пока последние намеки на свет позволяли перемещаться без фонариков.

Всего дерева у нас была одна охапка, достигающая в длине до двух метров. Позже, один собирал и делал щепки для розжига, другой копал яму в песке для безопасности и защиты от ветра. Мы предусмотрительно запаслись сухой травой, возвращаясь к пляжу с досками. Добротный кратер был выкопан, на дне уложен сушняк, над ним возведен шалаш из щепок и мелких дощечек, с наветренной стороны в песок воткнуты дощечки, одновременно ветрозащитные и сохнущие от жара огня (материалы для розжига костра были слегка влажными). Было бы разумным купить заранее уголь и жидкость для розжига, но.. но мы верны особенностям национального менталитета. Не смотря на отсутствие упомянутых благ цивилизации, у нас было огниво, купленное накануне поездки. Наигравшись с искрами несколько минут, мы воспользовались спичками. Трава занялась с первой же, пламя неохотно ползло по сухим стебелькам, привередливо дожидаясь более достойных условий. Стоило только шалашу немного просохнуть, как костер с треском полыхнул и, чавкая, стал пожирать закуску щепок. Мы не стали его огорчать и принялись кормить заготовками. Пока готовились угли, я порезал замаринованное мясо и насадил на шампуры, купленные еще дома.

Мы сделали несколько фотографий, поснимали видео, поджарили хлеба на палочках, выпили даже «Сталкера», но только углей как будто становилось тем меньше, чем больше досок мы скармливали костру..

ZV065923

ZV065921

Я стал было уже грешить на плохую подгнившую древесину, когда Кирилл разгадал тайну песчаного кострища. Оказалось, что огонь высушивал песок в яме и он, теряя свойство держать форму, осыпался закапывая угли. В итоге наш котлованчик стал вдвое мельче, а угли погребены песком. Осталось их совсем чуть-чуть. Но мы бросили всю свою подвыпившую концентрацию на использование жара для приготовления шашлыка. Его не хватило. На издыхании последних углей мы зажгли последнюю партию древесины — забытые в темноте доски и палку-копалку с палкой-ковырялкой. Всё пошло в расход, не жалели ничего. И на останках старого костра мы сделали достаточно углей, чтобы дожарить мясо! Правда, к тому моменту я уже напился пива и наелся жареным хлебом с майонезом, но не погрызть шашлык, доставшийся с трудом было недопустимо. Песок, налипший местами на мясо, прекрасно дополнял своим хрустом другой песок, что задуло в стакан с пивом. Кирилл охал и восхищался свининой, скрипя и похрустывая челюстями. Всего шампура было четыре. По второму мы уже не осилили. Мясо скинули в металлическую кружку. Еще мы думали испечь картошки, купленной вместе с мясом, так что она отправилась ночевать в раскаленный песок. Яму от костра засыпали, пометив веточкой, мусор собрали в пакет и перенесли вещи в салон машины.После всего этого вновь пошли к морю.

Было совсем темно, ярко горели облака над городом и мелкие точки на горизонте, как далеко на берегу, так и в море. Нагулявшись и допив по последнему стакану, мы завалились спать. Знакомство, хоть и не так спокойно и расслаблено, как планировалось, но случилось. Это было замечательное знакомство. Сон под урчание сытого желудка и покруживающихся от хмеля мыслей навалился на нас всей своей несуществующей массой. Мы вырубились на самой северной точке маршрута, а с утра выдвинемся сперва западнее, а потом и необратимо южнее, большими крюками двигаясь в направлении дома.

Видео-дневник третьего дня: 

Вверх!Вверх!