Чукотка: Вопреки

Чукотка. Жизнь. Наблюдения.

Полет к птицам.

Аэропорт. За сдвинутыми столиками столовой встречаются участники двух экспедиций, вместе улетающие на Чукотку, обсуждают детали, планы, задачи и уходят регистрироваться на рейс. На некоторое время я остаюсь один, рассматриваю окружающих людей и замечаю пытливый и горящий взгляд крепко сложенного кавказца, устремленный куда-то за мою спину. Так получилось, что там была вовсе не блондинка в коротких шортах, а Федор Емельяненко собственной персоной со спортивной сумкой наперевес. Но по взгляду кавказца разницы не было видно. Едва всемирно известный боец подошёл к меню столовой, вывешенному по всем правилам перед входом, чтобы познакомиться с его блюдами, как к нему устремились поклонники. Каждый просил сфотографироваться с ним, жал руку бойцу, а Федор невозмутимо принимал заученную стойку одну за другой, причем вовсе без раздражения и негодования, которые вправе проявить человек, которому не дают спокойно зайти в заведение и поесть.

Самолёт, к великой радости, был почти пуст и каждому доставались все три кресла в ряду. Весьма существенный момент в условиях почти девятичасового перелёта! Порции еды были детские, а виды завораживающие, вот и всё, что хочется сказать о полёте. Лучше взглянуть:

 

 

О труднодоступностях Чукотки.

Я уже упомянул о труднодоступности Чукотки. Зимой до самого крупного её города Анадыря можно свободно добраться на обычных машинах из соседнего округа, а вот летом дальше Магадана дороги не ведут, после него можно только плыть или лететь. Финансовая труднодоступность Чукотки выражена не только в ~70.000 рублей за билеты туда-обратно из Москвы в Анадырь, но и двух-трехкратно завышенными ценами на товары по сравнению с Россией. Это неизбежно: транспортировка накладывает свои проценты сверх стандартных цен, а запущение, обрушившееся в 90х на всю русскую Арктику усугубило дефицит таких привычных нам и сравнительно недорогих продуктов, как фрукты, овощи, зелень, молоко и все его производные. Раньше крупные поселения имели функциональные теплицы, обеспечивавшие своё население прекрасными свежевыращенными овощами и зеленью, но при развале союза интенсивные вливания финансов резко прекратились и все рухнуло в мгновение. 

По рассказам, ещё в конце восьмидесятых на Чукотку стекались люди со всего союза на заработки и действительно поднимали своим трудом хорошие деньги, государство снабжало всем необходимым вдоволь, жить было просто замечательно, а уже через несколько лет в особо неблагополучных поселениях жители осаждали любой приземляющийся борт в надежде улететь южнее, откуда можно будет начать путь к родственникам: сесть на поезд, автобус, попутку… В качестве оплаты перелёта предлагали свои квартиры. Теперь же, наследием остались двухэтажные теплицы с застекленными крышами, сколоченные из досок и обитые ветроустойчивым рубероидом, в которых на втором этаже земля под солнцем, а на первом печка её подогревающая; так и чернеют повсюду на окраинах посёлков эти вороные коробки, сколоченные по фантазии их создателей и ждет своего часа кучка угля рядом, и тянется едкий угольный дым из их ржавых труб. А можно зайти в магазин и купить яблоки за 300р\кг, лимоны за 465р\кг, бананы по 555р\кг или мандарины по 355р\кг, которые в теплице не вырастут. А оленина стоит 400р\кг. Но все стада народ серьезно поел в 90ые, чтобы выжить, сократив полумиллионное поголовье в пять раз.

Список труднодоступностей Чукотки можно легко продолжить. Сюда нельзя просто взять и прилететь. Потому что это… пограничная зона! Каждый, кто хочет не только прилететь на Чукотку, но и выйти из аэропорта, должен быть либо прописан здесь, либо иметь документы, разрешающие въезд. Эти документы пограничники будут проверять при каждом перемещении вновь и вновь, так что каждому прибывающему придётся отдать дань правилам пограничных зон и магическим бумагам с синими штампами. Продолжаем список трудностей?

По всей территории Чукотки в благоприятных или стратегических местах раскиданы опорные пункты выживания — сёла. Всего их 46 и в большинстве население исчисляется сотнями. Международный и единственный крупный аэропорт только в Анадыре, так что все пассажиры прибывают сначала в него, а затем должны как-то распределяться по пунктам назначения. Вроде просто пока, да? Только вот Анадырским этот аэропорт не совсем-то и является, так как сам город находится через лиман от него, а ближайший населенный пункт — шахтерский поселок Угольные Копи. Больше всех повезло прибывающим жителям «Копей» (или «Углей», как поселок именуют сами местные): они могут дождаться бесплатного (!) автобуса, бороздящего местные просторы и, в скором времени, положим, попивать чай, поеживаясь в кресле от вида июньского снегопада за окном. Так однажды делал и я в начале лета. Все еще несложно, да?

Что же делать жителю Анадыря? Автобус ему уже не поможет, потому что он не заходит на причалы с которых ходят катера и баржи до Анадыря. Поэтому анадырчанин должен взять такси до причала за 200 или 300р. К десятому, что за 300, причаливает катер «Камчатка», трижды за день переплывающий лиман по расписанию ради перевозки пассажиров или к восьмому, что за 200, туда причаливают баржи, обычно переправляющие автомобили между поселениями, с которыми тоже можно переплыть лиман. После этого анадырчанин берет второе такси в порту и без лишних проблем, сменив четыре транспорта один за другим, приезжает к своему дому.

Чукотка нередко вообще живет по своим законам и даже по своему времени, так, например, таксисту здесь платят не за поездку саму по себе, а за количество человек в поездке участвовавших. Т.е. таксу платит каждый пассажир, как в маршрутках, но по цене такси.

Какова судьба менее удачливого персонажа, будь то местный житель удаленного села или орнитолог, направляющийся в столь же удаленное местечко? Придется покупать еще один авиабилет местного перевозчика «ЧукотАвиа». В зависимости от точки прибытия полететь может небольшой АН-24 (~50 мест), легкий канадский «Твин-Оттер» (19 мест) или вертолёт МИ-8 (18 мест). Летают они по несколько раз в месяця… точнее, не будет преувеличением сказать, что стараются летать. Как я уже написал, Чукотка живет по своим законам и более того, до сих пор имеет безусловную власть над человеком, диктует свои условия, не считаясь ни с какими расписаниями или намерениями. Так, практически каждый, кому приходилось летать на севере, может рассказать животрепещущую историю о долгом и томительном ожидании борта из-за налетевшей на часы-дни-недели(!) нелетной погоды. И это будет грустная история с оттенком своего рода романтики, если группа неделями ждала погоды, проживая в палатках в здании аэропорта или страшная, если экспедицию закидывали в два захода и второй вылет не дала сделать погода, оставив часть людей на снегу в горах без снаряжения и еды. Или когда группа не могла улететь после экспедиции, а провизии уже не оставалось. К счастью, в ста рублях с человека от аэропорта, есть спасительная обитель — хостел «Яранга» (слово означает «дом» по-чукотски), там теплые комнаты на 10\8 койко-мест — «братская могила»(или «бичарня»- оба варианта принадлежат не моему воображению) или более роскошные одноярусные на 4\2 койко-мест с москитными сетками на форточках; там свет и розетки, душ и чайник на каждом из двух жилых этажей, стиралка и, конечно же, жемчужина и Мекка — столовая! В среднем, полный обед выходит в 300-350р, что не так дорого при учете локальных цен на продукты. Быстрая лапша при желании перекусить самому выйдет в 60р, батон белого в 55р, а о колбасах и сырах лучше просто забыть.

В «Яранге» одни люди ждут задержанных рейсов за счет авиакомпании при не вылете из-за погоды или заселяются за свой счет в ожидании вылета на материк — те, кто прибыл заранее, ведь на Чукотке крайне рискованно рассчитывать улететь день-в-день из-за изменчивой погоды, нужно всё планировать с запасом на несколько дней ожидания вылета. Еще через «Ярангу» перекочевывают смены шахтеров и строителей, направляющихся на вахты или возвращающихся с них, матери, под опекой соцзащиты везущие своих детей на лечение или отдых. В общем, без «Яранги» здесь нельзя, она действительно выполняет роль дома и не быть её не может и не должно. Единственной категорией постояльцев, которую я не встретил, оказались туристы. Так уж получается, что Чукотка — место элитарного туризма, сюда забираются обеспеченные экстремалы, засыльные блогеры, престарелые иностранцы или состоятельные охотники, а всем остальным за такие деньги открывается дальнее зарубежье или ближнее, но по высшему разряду. Много ли найдется желающих варить на огне гречку с тушенкой на обочине цивилизации, среди сопок, топей, комаров и медведей, вместо того, чтобы впорхнуть в гавайской рубашке в четырехзвездочный олинклюзив у теплого моря с песчаными лежбищами, покачивающимися пальмами и улыбчивыми трансами?

 

По следам лучших времен.

Я видел далеко не всю Чукотку, но проводил время с разными людьми из нескольких стран, включая Англию, Швецию и Чехию, которые по долгу орнитологии повидали русскую Арктику (северное побережье страны) и уголки Чукотки; все они говорят в один голос, что все эти места выглядят довольно одинаково, а как, с каким эпитетом следует подавать это «одинаково» — вопрос… Я покажу на примере нескольких населенных пунктов и их окрестностей, где я жил, проходил, смотрел, снимал. Сейчас я припомнил их все по очереди и понял, что действительно немного различает все эти места друг от друга. У каждого из них есть абстрактно-счастливое, хоть и непростое прошлое, но не у каждого видно будущее, а если и видно, то лучшее ли, нежели настоящие? Но не будем забегать вперед. Подойдём ближе.

1chukotka-habitats

Карта населенных пунктов Чукотского Автономного Округа. Изображение взято с Википедии.

 

Вверх!Вверх!